+7 (495) 166-18-17
Главный офис

+7 (495) 008-18-17
Офис продаж и Учебный центр
Публикации
26
Марта
2020
Публикация
Cекрет производства метабиотика "ДАЙГО" во всем мире!

DAIGO (B&S CORPORATION, Япония)

Мы все знаем что одним из принципов здоровья, считается соединение всех уровней: физический, эмоциональный и духовный. Чтобы помочь организму правильно функционировать, нужно начинать с кишечника.

ДАЙГО - это результат 100-летних исследований. Большую роль в становлении продукта сыграли буддистские тексты - наследие вековой мудрости.

Идея перехода от употребления в пищу живых лактобактерий к использованию продуктов из их секреции родилась в 1945 году, когда старший сын Масагаки-Казуоши - встретился с мастером, настоятелем монастыря Ниси-Хонган-дзи и известным ученым-исследователем, Кодзуй Отани.

Он дал Казуоши прочитать отрывок из древних буддийских сутров 2500-летней давности. В них было написано, что бактериальные выделения приносят гораздо более положительный эффект в вопросах здоровья и долголетия.

Так, теория нашего соотечественника Ильи Мечникова о том, что лактобактерии нужно целенаправленно использовать для приведения в порядок кишечной микрофлоры и продления жизни, получила новый вектор развития.

Но помимо того, что ДАЙГО имеет красивую историю, он производится в идеальных экологических условиях.

Мы всегда подчеркиваем абсолютную экологичность и сложность получения 100% органического продукта “ДАЙГО”.

Хотим сегодня рассказать вам о всех секретах производства метабиотика №1 во всем мире.

Это 100% органический продукт с потрясающими свойствами.

Слышали о горе Фудзи - легендарном символе Японии? Наверняка не только слышали, но и видели ее изображение.

У подножия горы Фудзи и находится завод, где производят “ДАЙГО”. Это очень живописное место было выбрано потому, что окрестности горы Фудзи являются национальным заповедником, где обеспечиваются идеальные экологические условия для производства.

Как производят “ДАЙГО”:

  • Вначале готовят питательную среду, в которой 16 ценнейших штаммов кишечных лактобактерий будут жить и размножаться в течении 1 года. Лучшей питательной средой для кишечных лактобактерий является органическое соевое молоко.
  • Соевые бобы, выращенные на ферме производителя у горы Фудзи, вымачиваются в родниковой воде.
  • Под прессом соевое молоко отделяется от кашицы из мякоти бобов (окары). Теперь идеальная питательная среда готова.
  • Питательную жидкость выливают в 4 резервуара.
  • И в каждый резервуар с помещают по 4 штамма близких по структуре кишечных лактобактерий. В резервуарах происходит первичное брожение.
  • После завершения первичного брожения, содержимое 4 резервуаров с лактобактериями и питательными средами объединяют в один большой и оставляют для вторичного брожения.
  • По завершению двух этапов брожения, жидкость, полная лактобактерий и продуктов их секреции, будет выдерживаться еще в течении 1 года.
  • Спустя год содержимое нагревают, чтобы избавиться от живых лактобактерий. И из полученной субстанции извлекают 2 основных действующих компонента «ДАЙГО»: экстракт брожения 16-ти штаммов лактобактерий, клеточный материал, оставшийся от лактобактерий.

Таким образом полный цикл производства “ДАЙГО” составляет 2 года.

В итоге мы получаем 100% органический, экологически чистый, уникальный по своей ценности для здоровья продукт питания, возрождающий собственную индивидуальную полезную микрофлору человека. ⠀

Если вы хотите чувствовать легкость и воздушность, быть заряженными позитивом на целый день, ДАЙГО - это именно то, что вам нужно!

24
Декабря
2019
Публикация
Как замедлить старение мозга?

DAIGO (B&S CORPORATION, Япония)

Наш мозг или мы мозга? Ученые сомневаются все чаще. Человеческий мозг - это самое сложное, что есть во вселенной. Но хватит философии. Как бы там ни было, наше благополучие всецело зависит от состояния мозга: его здоровья и молодости.

Хотим привести рекомендации доктора Берга - крупного специалиста по кетодиете.

  • Есть морепродукты и жирную рыбу. Это источник DHA - основного сырья для клеток и поддержания структуры головного мозга. Из морепродуктов мы также получаем цинк, медь, селен, йод - важнейшие элементы для мозга.
  • Чаще бывать на солнце и/или принимать добавки с витамином Д. Дефицит ведет к воспалительным процессам, мешает здоровому сну.
  • Кетодиета + интервальное голодание. При диабете, преддиабете и инсулинорезистентности можно подстегнуть переход в кетоз с помощью приема MCT-масла.
  • Увеличить количество зелёных листовых овощей в рационе. Они богаты фолатами, магнием, калием.
  • Ежедневная физическая активность насыщает мозг кислородом.
  • Прием ниацина 50 мг в день, чтобы противостоять излучению от смартфона.

Что вредит мозгу:

  • Магниевая недостаточность. Развивается, если мы едим мало продуктов, богатых магнием - в первую очередь овощей.
  • Избыток железа. Оказывает отравляющее воздействие, окисляет мозг.
  • Атрофия мозга. Развивается при диабете, преддиабете и инсулинорезистентности. Чтобы остановить и обратить этот процесс, нужно забыть об углеводах, соблюдать интервальное голодание и добавить ежедневную физическую нагрузку.
  • Сотовые телефоны и блютуз. Не держите телефон у головы!
  • Растительные масла вызывают сильное окисление. Исключите кукурузное, хлопковые, соевое, рапсовое масла. Заменить на оливковое.
  • Гипоксия - нехватка кислорода в некоторых отделах головного мозга. Причиной может быть травма головы, инсульт, микроинсульт. Поможет регулярная аэробная нагрузка на свежем воздухе, кетоз, гипербарическая оксигенация.
  • Дефицит витамина В1. Влияет на память, походку, зрение, ведет к апатии, провоцирует апноэ. Развивается при повышенном уровне глюкозы, употреблении простых углеводов и сахара.

Внимание, вопрос! Как вы думаете, это вы управляете мозгом или мозг управляет вами?

19
Декабря
2019
Публикация
Как стать долгожителем?

Daigo

Краеугольный камень долгой и полноценной жизни? Похоже, что это интенсивная деятельность, любая - творческая, интеллектуальная, общественная.

В нашем списке долгожителей еще один нобелевский лауреат, "апостол планирования" - американский экономист русского происхождения Леонтьев Василий Васильевич (1905-1999).

Окончил Петроградский университет в 19 лет.

Помимо русского владел тремя языками (английским, немецким, французским).

Очень интересна история его эмиграции - она напрямую связана с плохим здоровьем (ученый прожил 93 года).

В начале 1925 года было очень непросто выехать из СССР. Но ученому "повезло" - он заболел, появилась опухоль на челюсти. Часть кости удалили и решили, что это саркома, заболевание с очень плохим прогнозом по выживаемости. Тогда Леонтьев попросил паспорт для выезда за границу. Невероятно, но паспорт дали - очевидно решили, что жить ему осталось недолго. А врач даже отдал баночку с удалённой костью.

Леонтьев показал кость специалистам в Германии, диагноз не подтвердился! Не было бы счастья, да несчастье помогло.

У учёного были серьёзные причины для эмиграции, к сожалению. Цензор не допустил его статью к печати. Это была историко-аналитическая статья, очень далёкая от политики, от идеологии. Но запретили даже её. Так Леонтьев понял, что заниматься наукой в полной мере в СССР он не сможет. Представьте, каково это для человека, который жил исследованиями! Это было невыносимо.

И, очевидно, он принял верное решение уехать - карьера учёного впечатляет! Леонтьев успел поработать в Гарвардском университете, Правительстве США, Нью-Йоркском университете, являлся консультантом ООН. И это помимо Нобелевской премии.

Об образе жизни, кроме того, что много работал и интересовался самыми разными областями науки, известно немногое. Вот, разве что, увлекался парусным спортом. Коллеги отзывались о нем как о обаятельном, душевном и скромном человеке.

Друзья, а сколько лет лично вы бы хотели прожить? Чем бы вы все это время занимались?)))

5
Декабря
2019
Публикация
Кишечные бактерии могут изменить процесс старения

Daigo

Такие выводы сделали ученые из Международной исследовательской группы, возглавляемой Технологическим университетом Наньянга, Сингапур (NTU Сингапур).

Исследователи трансплантировали кишечные бактерии от старых мышей (24 месяца) молодым, стерильным мышам (6 недель). Через восемь недель у молодых мышей увеличился рост кишечника, увеличилась длина и ширина кишечных ворсинок и выработка нейронов в мозге, известная как нейрогенез. «Мы обнаружили, что микробы, собранные у старой мыши, способны поддерживать рост нервной системы у более молодых мышей», - сказал руководитель исследования профессор Свен Петтерссон.

Эти эффекты были связаны с тем, что «старые» кишечные бактерии в организме молодых мышей активно продуцируют специфическую короткоцепочечную жирную кислоту, называемую бутират.

Это говорит о том, что микробиота с возрастом была модифицирована.

В старом организме эта опытная модифицированная микробиота лишь компенсирует накопившиеся дефициты хозяина. Но, попав в молодой организм, начинает использовать весь свой потенциал для свершений!

Бутират стимулирует выработку гормона FGF21, который играет важную роль в регулировании энергии и обмена веществ в организме и серьезно влияет на продолжительность жизни.

Открытие показывает, что кишечные бактерии могут компенсировать старение организма‼️ Получается, наша с вами задача сохранять и приумножить полезную микрофлору, например, с помощью daigo®️, чтобы она не просто компенсировала дефициты стареющего организма, но и работала на здоровье долгожительство.

Результаты исследования задали новое направление исследованиям - возможно, бутират может помогать восстановлению при инсультах, повреждениях позвоночника, а также замедлять ускоренное старение и снижение когнитивных функций.

Представьте недалекое будущее, рекламное объявление: «Продам опытную в производстве бутирата микробиоту на развод. Дорого. Прокофья Александровна, 97 лет».

2
Декабря
2019
Публикация
Секреты долголетия: эндокринолог Дарья Гусакова — о тонкостях метаболического питания, «Медицине 5 П» и «Квартете здоровья»

Дарья Александровна Гусакова, врач холистической медицины, эндокринолог, специалист по терапии anti-age клиники доктора Калинченко. Более 10 лет занимается вопросами эндокринологии, андрологии и диетологии, в том числе занимается изучением метаболического синдрома. Действительный член Международного Oбщества Эндокринологов (ENDO), международного общества по изучению вопросов старения (ISSAM), Всероссийского общества «Мужское здоровье», сертифицированный специалист по проведению клинических испытаний международного уровня. Автор более 50 печатных работ в ведущих российских и международных журналах. Автор монографии для врачей-эндокринологов Синдром Клайнфельтера.

«Меняя состав и „самочувствие“ микробиоты, можно улучшить здоровье и настроение, продлить молодость и даже увеличить продолжительность жизни»

Кишечник — всему голова.

В последнее время традиционное представление о кишечнике кардинально поменялось. Если раньше считали, что он нужен исключительно для пищеварения, переваривания пищи, то теперь стало ясно — это не просто голая перистальтирующая трубка, а важный орган эндокринной системы, выделяющий гормоны подобно тем, что синтезируются в нашем головном мозге. Подробное описание происходящего вы найдете в книге Дэвида Перлмуттера «Еда и мозг». Интересное чтение, понятное не только специалистам! После того, как стало понятно, что те или иные гормоны, необходимые для нашей жизнедеятельности, вырабатывает практически каждый орган и ткань, специалисты взглянули на эндокринную систему более широко — появилось понятие нейро-иммунно-эндокринной системы. Кишечник — второй по величине орган человеческого организма протяженностью около пяти метров и весом до трех килограммов. И именно здесь в прямом смысле слова живет микробиота — сообщество микроорганизмов.

Дарья Гусакова: «Состояние нашей микробиоты крайне важно, ведь от него зависит, как будет работать кишечник, вырабатывать те или иные гормоны, как будут синтезироваться активные вещества, витамины. При этом сама микробиота вырабатывает витамины группы В и витамин К, отвечает за обмен жирных кислот, всасывание веществ и микроэлементов, усвоение кальция — все и не перечислить. Простой пример: подавляющее большинство людей сейчас пытается восполнить дефицит витамина Д, но если микробиота не в порядке, то он просто не усвоится, даже если вы принимаете ударную дозу».

Какие гормоны вырабатывает кишечник? Их множество, перечислим лишь некоторые, хорошо известные даже неспециалистам.

Кишечник отвечает за производство серотонина — гормона удовольствия, который также является предшественником не менее важного гормона мелатонина. Известно, что до 90% всего мелатонина вырабатывается именно в кишечнике, а не в эпифизе мозга, как считалось ранее. Клетки, вырабатывающие этот гормон, находятся в аппендиксе, поэтому его удаление может привести к серьезным последствиям. В организме нет ничего лишнего!

Кишечник вырабатывает эндорфины, повышающие настроение, уровень удовлетворения жизнью и понижающие болевой порог.

Клетки 12-перстной кишки продуцируют холецистокинин, который помогает продвижению химуса — пищевого комка дальше по кишечнику, нормализует выработку желчи для секреции ферментов поджелудочной железы и стимулирует блуждающий нерв вагус — снимает психическое напряжение, а значит, снижается и вероятность (в том числе!) бесконтрольных походов к холодильнику в темное время суток.

Дарья Гусакова: «А еще в кишечнике вырабатываются „гормон голода“ грелин и „гормон насыщения“ лептин. Если что-то пойдет не так, то вы будете бесконтрольно переедать, при этом вам будет хотеться еще, вес поползет вверх, что спровоцирует риски развития сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний».

Функциональное питание для микробиоты.

Конгломерат микроорганизмов весом до трех килограммов помогает перистальтике, перевариванию, всасыванию, посредством гормонов влияет на наше настроение и состояние кожи. Меняя состав и «самочувствие» микробиоты, можно улучшить здоровье и настроение, продлить молодость и даже увеличить продолжительность жизни. При этом у каждого из нас свой состав микробиоты — уникальный, как отпечатки пальцев! — соответственно, нужен какой-то универсальный, эффективный и безопасный метод.

Дарья Гусакова: «Первопроходцем в деле изучения оздоровления кишечной флоры был наш соотечественник Илья Ильич Мечников. Со временем исследования Мечникова отошли на второй план, но его дело продолжили в Японии. Так появились метабиотики. Среди них и уникальный продукт — настоящее функциональное питание для микробиоты — Daigo».

Daigo — органический продукт питания, содержащий секреторные выделения 16 штаммов полезных кишечных лактобактерий и их клеточную субстанцию. Попадая в кишечник, он восстанавливает его защитную микрофлору и иммунитет, обеспечивает рост собственных полезных лакто- и бифидобактерий, при этом блокирует рост вредных бактерий. Японцы люди скрупулезные и к вопросам здоровья и продолжительности жизни — в стране Восходящего солнца много долгожителей! — подходят крайне серьезно. Именно поэтому производство метабиотика занимает два года!

Дарья Гусакова: «Метабиотики — незаменимые помощники для всех, кто хочет надолго сохранить красоту, молодость и здоровье, но при этом не стоит забывать и об основных принципах питания. Рацион должен быть сбалансированным, содержать достаточное количество белков, жиров и углеводов как растительного, так и животного происхождения. Не стоит бросаться в крайности, питаться только лишь сырыми корнеплодами, полностью отказываться от животных белков или, например, сложных углеводов. Ведь они — источник гликогена — основного энергетического субстрата для наших мышц, и гиалуроновой кислоты, которая отвечает за тонус и молодость кожи, а также здоровье и подвижность суставов. В ежедневный рацион обязательно должны входить волокна растительного происхождения — сырые и приготовленные овощи и зелень, проростки и отруби, ведь именно они являются любимой пищей для нашей микрофлоры».

Тяга к сладкому.

Патологическое желание съесть что-то сладкое может свидетельствовать о том, что организму не хватает энергии. А виной тому — гипоксия, дефицит кислорода в клетках на фоне нехватки витаминов и микроэлементов. Увы, такое понятие как «авитаминоз» растительной пищи уже давно перестало быть научной фантастикой. «Масла в огонь» подливает и дефицит железа, его плохое усвоение и масса факторов, перечислять которые можно бесконечно и бесполезно. Организм требует сладкого, получает его, но простой углевод не идет на пользу — может спровоцировать развитие сахарного диабета, других проблем со здоровьем.

Дарья Гусакова: «Если вы хотите следовать примеру японцев, среди которых немало 90-летних, при этом язык не поворачивается назвать их старичками, начните хотя бы с ежедневной самодиагностики по системе SMART. Все как в проектном анализе. Цель должна быть конкретной и ясной, измеримой и достижимой, релевантной и иметь временные рамки. Что это значит в нашем случае? Ежедневно измеряйте кислотно-щелочной баланс полости рта с помощью самых простых тест-полосок, купленных в аптеке. Оптимальный показатель — 7 PH и выше. Это значит, что слюна должна быть щелочной. Изменение PH в меньшую сторону говорит о „закислении“ организма, будет способствовать размножению патологической флоры в полости рта и в кишечнике, что приведет к дисбиозу. Язык должен быть розовым, без налета и отпечатков зубов. Стул должен быть ежедневным и оформленным, живот спокойным (не вздутым)!»

Этих простых мер будет достаточно, чтобы понять, как функционирует ваш кишечник, каковы показатели вашего здоровья и не пора ли обратиться за помощью к специалистам.

«Медицина 5 П» и «Квартет здоровья».

Дарья Гусакова: «В клинике доктора Калинченко, где я веду прием, мы разработали и запатентовали концепцию „Медицины 5П“. Это уникальная авторская модель базовых принципов современной медицины, изучающая и замедляющая клеточное старение организма. Ее первый принцип — персонализация, индивидуальный подход к каждому пациенту; второй — предиктивность — прогнозирование развития заболевания; третий — профилактика; четвертый — пациент-ориентированность, когда мы „лечим“ не анализы и симптомы, а конкретного человека; пятый принцип — позитивный подход. Оптимистичный настрой пациента и врача, партнерский диалог очень помогают в лечении». Ученые всего мира из года в год пытаются найти «средство Макропулоса», и последнее десятилетие в этом плане было успешным. Число населения 80+ растет, а вместе с тем множится и число возрастных заболеваний — болезней цивилизации. Человечество пришло к пониманию, что красота и молодость идут изнутри, и для их поддержания нужен целый комплекс мер. Регулярная физическая активность, рациональное питание с высоким содержанием пищевых волокон и витаминов, отказ от вредных привычек, своевременная диагностика и — конечно, если необходимо, — адекватная терапия.

Что касается последних пунктов, то тут как раз поможет «Квартет здоровья» — комплекс мер, разработанный в 2011 году в клинике доктора Калинченко.

Дарья Гусакова: «Основываясь на понимании механизмов клеточного старения и развития основных болезней цивилизации — ожирения, атеросклероза, артериальной гипертонии и сахарного диабета второго типа, — мы сформулировали концепцию „квартета здоровья“ — комплексной метаболической терапии, направленной на восстановление целостности и физиологических функций клетки. В фокусе внимания: витамин D, омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты, половые гормоны и антиоксиданты. Контроль и восполнение этих маркеров здоровья позволит и снизить вес, и нормализовать психоэмоциональное состояние, и продлить красоту и молодость, но самое главное — улучшить здоровье, продолжительность жизни и ее качество!»

Источник: http://posta-magazine.ru/beauty/quality-of-life-daria-gusakova-interview

27
Ноября
2019
Публикация
Что будет, если принимать daigo®️ в течение 30 дней?

DAIGO (B&S CORPORATION, Япония)

Чтобы ответить на этот вопрос, спортивные инструкторы (88 женщин и 3 мужчин) из ассоциации «Матернитибикс» принимали 10 мл в день препарата на протяжении 1 месяца и были протестированы до и после приема на предмет:

  • Проблем со стулом;
  • Метеоризма;
  • Усталости;
  • Скованности мышц плеча;
  • Возбуждения;
  • Состояния кожи.

Результаты получили впечатляющие:

  • 70 % людей, принимавших метабиотик Дайго, прекратился запор.
  • У 84% улучшились запахи метеоризма.
  • У 46% уменьшилась усталость.
  • У 58% уменьшилась скованность мышц плеча.
  • У 92% участников улучшился показатель влажности кожи (75% зафиксировали улучшения показателей эластичности кожи, 81% отметили улучшения по показателю «акне и кожные воспаления»).

И это всего за один месяц приема! Представляете, какой результат будет в конце всего курса - через 3 месяца приема Дайго?

Daigo - это экологически чистый продукт функционального питания премиум класса производства Япония. Подходит беременным и новорождённым.

  • Более 100 лет исследований.
  • 85% ручного труда.
  • Цикл экологически чистого производства - 2 года.
  • Исследование проведено «Би энд Си Корпорэйшн КО., Лтд» (Партнер: Ассоциация «Матернитибикс»).

1
Ноября
2019
Публикация
Вы знаете, какой внутренний орган самый крупный в человеческом теле?

DAIGO (B&S CORPORATION, Япония)

Нет, не сердце. Это печень.

Она поддерживает чистоту и порядок во внутренней среде организма, обезвреживает ядовитые и аллергенные вещества. Наша молодость и красота тоже неразрывно связаны с работой печени. Как и нормальный обмен веществ в организме, который невозможен без нормальной работы этого органа.

Это самый многофункциональный орган, «фабрика жизни» и «главная химическая лаборатория организма». Она прокачивает через себя около 1,5 литра крови в минуту!

Только вот современная печень с трудом справляется с колоссальными нагрузками. Судите сами, сколько всего ей приходится выдерживать.

Источники токсинов, «забивающих» клетки печени:

  • Экология. Пары бензина, выхлопные газы, смолы, промышленные и растительные химикаты, тяжелые металлы (кадмий, свинец, ртуть).
  • Курение. Смолы, попадающие в кровь с сигаретным дымом, откладываются в клетках печени
  • Алкоголь. Регулярное употребление ведет к тому, что в печени накапливаются токсичные продукты распада этилового спирта. Нарушается функция желчеобразования.
  • Питание. Жирная, жареная, копченая, маринованная еда, красители, консерванты и нитраты приводят к накоплению в клетках печени токсичных и канцерогенных веществ.
  • Прием лекарств. Считается, что лекарственное поражение печени составляет до 10% от всех побочных эффектов, которые лекарства оказывают на организм.
  • Вирусные атаки. Прежде всего это опасно развитием вирусного гепатита.

Клетки печени современных людей работают на пределе возможностей. В них накапливаются яды и токсины, что приводит к гибели клеток, либо перерождению в рак.

Внутри печени нет нервных окончаний, поэтому она не болит. Большинство заболеваний протекает бессимптомно. Это главная причина, по которой к врачу обращаются слишком поздно.

Как профилактировать?Корректировать образ жизни, минимизировать риски и принимать «daigo®️». Клетки печени живут дольше клеток других органов. Их жизненный цикл составляет 360 дней. Вот почему, чтобы получить новую печень, нужно принимать «daigo®️» именно в течение года. За этот период клетки печени полностью обновляются.

8
Октября
2019
Публикация
НОВОЕ В ТОПИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ АНДРОГЕНЕТИЧЕСКОЙ АЛОПЕЦИИ

Карасев Евгений Александрович / Karasev Evgeny Aleksandrovich – кандидат медицинских наук, доцент, врач-трихолог, медицинский советник ООО «Фарминновации», Москва / M.D., Ph.D., Associate Professor, Trichologist, Medical Advisor, Farminnovations, Ltd., Moscow.

Лунькова Анна Сергеевна / Lunkova Anna Sergeevna – медицинский статистик, руководитель научно-методического отдела ООО «Фарминновации», Москва / medical statistician, head of the scientific and methodological department, Farminnovations, Ltd., Moscow.

Андрогенетическая алопеция – многофакторное патологическое состояние, характеризующееся миниатюризацией волос и их прогрессирующему выпадению и ведущее у мужчин к облысению теменной и лобной областей, у женщин – к поредению волос в области центрального пробора головы с распространением на её боковые поверхности. Крайне широкая распространенность патологии, её серьезное отрицательное влияние на психологическое состояние и качество жизни пациентов, трудность и длительность лечения диктуют необходимость дальнейших поисков новых методов терапии. В работе рассмотрены основные патогенетические факторы (генетическая предрасположенность и изменение метаболизма тестостерона в клетках волосистой части головы), основные общепринятые методы лечения и их недостатки. Предлагаются перспективные направления местного патогенетического лечения андрогенетической алопеции (топическое применение ингибиторов 5α-редуктазы, топических вазодилятаторов и средств, потенцирующих фиксацию в коже волосяных фолликулов). Описывается клинический случай успешного топического лечения андрогенетической алопеции альтернативным комплексным препаратом Dekopill, учитывающим указанные перспективные направления.

Актуальность проблемы и современные подходы к её решению.

Андрогенетическая алопеция (АГА) – многофакторное патологическое состояние, обусловленное нарушением метаболизма андрогенов в волосяных фолликулах, характеризующееся миниатюризацией волос и их прогрессирующим выпадением в участках и ведущее у мужчин к облысению теменной и лобной областей, у женщин – к поредению волос в области центрального пробора головы с распространением на её боковые поверхности [3].

АГА – наиболее частая причина облысения, которая, усугубляясь с возрастом, поражает до 80% мужчин и до 42% женщин среди представителей европеоидной расы [19].

Вопрос о том, является ли АГА физиологическим, нормальным процессом или патологией остаётся открытым [3]. Но, из-за важности волос в социально-культурном контексте, АГА вызывает выраженные негативные психосоциальные эффекты (снижение самооценки, неудовлетворенность имиджем или внешним видом тела, восприятие старения и эмоциональный стресс) и снижает качество жизни как у женщин [2], так и у мужчин, особенно молодых [14, 7], что стимулирует дальнейшее изучение патогенеза АГА и совершенствование методов лечения.

В патогенезе АГА основную роль играют два фактора – генетический и андрогенный.

Наследуемость АГА составляет более 80 % [23]. В ходе молекулярно-генетических исследований определено более 200 областей в геноме, связанных с предрасположенностью к АГА. Наиболее сильно ассоциированным с заболеванием является регион, расположенный на длинном плече X-хромосомы, остальные расположены на аутосомах [15]. На сегодняшний день кандидатными генами, ответственными за развитие АГА, считаются гены, кодирующие гистоновые деацетилазы 4 и 9, молекулу WNT10A и андрогеновый рецептор (AR) [16]. Благодаря работе последнего выявлено основное звено патогенеза АГА – нарушение метаболизма андрогенов в коже волосистой части головы (ВЧГ) [1].

Ключевую роль в этом процессе играет дигидротестостерон (DHT), синтезирующийся в организме из тестостерона ферментом 5α-редуктазой и превосходящий в 5 раз тестостерон по константе связывания с AR [30]. И мужчин, и у женщин наблюдается более высокая экспрессия как 5α-редуктазы 1 и 2 типа [28], так и AR [17] в волосяных фолликулах лобно-теменной зоны по сравнению с другими отделами ВЧГ. Андрогены, связываясь AR и образуя комплекс рецептор-лиганд. Комплекс транслоцируется в ядра папиллярных клеток дермы, где, при модулирующем влиянии ряда белков-кофакторов, связывается с андроген-чувствительной единицей в промоторной области андроген-регулируемых генов, индуцируя их транскрипцию и, соответственно, изменение продукции аутокринных и паракринных регуляторных факторов которые влияют на саморазвитие или рост эпителиальных фолликулярных компонентов, как самостоятельно, так и через перекрестное подавление основного механизма дифференцировки клеток волосяного фолликула и цикла роста волоса – сигнального пути Wnt/β-катенин.

Повышение при АГА экспрессии таких пептидных факторов, как TGF-β (1 и 2), IL-6, индуцируема NO-синтаза (iNOS), SCF, уменьшение IGF-1 торможение передачи сигналов Wnt, особенно Wnt10b, считаются ответственными за сокращение анагена, удлиннение телогена, миниатюризацию и ингибирование удлинения стержней волос за счёт подавления пролиферации клеток матрикса, регрессию волосяных фолликулов за счёт апоптоза в фолликулярных кератиноцитах, а также депигментацию пораженных АГА волос при сохранении популяции меланоцитов [5].

Помимо генетической предрасположенности различные эпигенетические факторы, такие как воздействие ультрафиолета, снижение длительности сна, повышенный стресс, высокий индекс массы тела, нарушение кровообращения вследствие курения, артериальной гипертензия и гиперинсулинемия, вызывая хроническое микровоспаление, оксидативный стресс и снижение кровообращения (нарушение питания) фолликулов вызывают ухудшение течения АГА, что было наглядно продемонстрировано как в близнецовых [10, 11], так и в популяционных исследованиях [30, 31].

Важно отметить, что АГА, как и другие виды нерубцовой алопеции, является потенциально обратимой, так как при миниатюризации фолликула стволовые клетки некоторое время сохраняют свою функциональность, следовательно, возможна регенерация фолликула из этих стволовых клеток [9], что открывает возможности для лечения АГА. В настоящее время существует множество методов лечения АГА, направленные на один или несколько точек патогенеза АГА – топическая терапия, препараты системного действия для приёма внутрь, инъекционные (мезотерапевтические) методики доставки веществ в кожу волосистой части головы, физиотерапия с использованием различных физических методов воздействия, а также хирургическая пересадка волос [19].

Операции по пересадке андрогенрезистентных фолликулов в зону облысения из интактных участков кожи достаточно эффективны, особенно при высоких стадиях АГА, но высокая стоимость, опасения больных перед оперативными вмешательством, возможные осложнения, недостаточная приживаемость пересаженных волос, необходимость периода реабилитации и применения терапевтических средств для сохранения андроген-чувствительных фолликулов на пораженных АГА зонах резко сокращают количество пациентов, выбирающих этот способ лечения.

Физиотерапевтические методики с курсовым применением низкоинтенсивного лазерного излучения, фототерапии и других физических факторов хорошо переносятся пациентами, однако показывают скромную эффективность в рамках монотерапии, чаще всего являются дополнительными к другим методом лечения АГА, требуя при этом от пациентов дополнительных временных и материальных затрат для регулярных визитов в клинику, что уменьшает приверженность пациентов к терапии этими методиками.

Инъекционные методики, безусловно, являются эффективным способом доставки в кожу действующих веществ, однако выраженные болезненные ощущения, а также необходимость регулярных визитов останавливает многих пациентов от прохождения полного курсового протокола лечения. Опросы дерматологов [26] демонстрируют непопулярность инвазивных и аппаратных методов лечения АГА.

В связи с этим дальнейший обзор лечения АГА будет сконцентрирован на топической терапии.

Патогенез АГА открывает 3 основных точки приложения терапии АГА на уровне волосяных фолликулов: ингибирование тестостерон-5-α-редуктазы, улучшение кровоснабжения фолликула и стимуляция роста фолликула и волоса сигнальными пептидами.

Среди новейших ингибиторов активности тестостерон-5-α-редуктазы следует упомянуть об олеаноловой кислоте – пентациклическом тритерпеноидном соединении. Широко распространена в растениях [18]. Является ингредиентом наружного препарата ДЕКОПИЛЛ (выпускается компанией CHARISMO, USA). В частности, используется олеаноловая кислота, получаемая из листьев оливы (Olea europaea). Помимо известной антиоксидантной, противоопухолевой, гепатопротекторной, противовоспалительной и антигипертензивной биологической активности [4], у олеаноловой кислоты в ходе исследований ex vivo показано дозозависимое ингибирование тестостерон-5α-1- и 5α-2-редуктазы (снижение преобразования тестостерона в дегидротестостерон до 54%) [22].

Для усиления трофического эффекта совместно с ингибиторами тестостерон-5-α-редуктазы в настоящее время используют вазодилататоры. Исторически из этой группы топически воздействующих субстанций использовался миноксидил в формах для наружного применения: пены и раствора для местного нанесения. Однако и при местном применении побочных эффектов не удается избежать [8, 12]. Так, в исследовании эффективности лечения АГА с помощью местно наносимого раствора миноксидила различные дерматологические побочные эффекты (зуд, дерматит, гипертрихоз) наблюдались у 14%, а рост волос в иных областях, помимо головы, — у 46% пациентов, использовавших 5% раствор препарата [20], а его отмена вызывала быстрое возвращение АГА в исходную стадию.

Из альтернатив предлагается эпигенин – один из наиболее распространенных флавоноидов растений. Особенно много его содержится в петрушке, луке, ромашке, чае и цитрусовых [29]. В вышеупомянутом лосьоне ДЕКОПИЛЛ используется эпигенин, получаемый из вытяжки цитрусовых, не содержащей эфирных масел, что автоматически делает его гипоаллергенным. В широкий спектр биологической активности этого флавона включены его антиканцерогенное, противовоспалительное, нейропротективное и другие свойства [13, 27]. В контексте лечения АГА представляет интерес способность апигенина длительно (не менее 8 ч после аппликации) расширять сосуды кожи за счёт стимуляции эндотелиальной NO-синтазы (eNOS, NOS3) [6, 32, 33] при одновременном ингибировании индуцируемых NO-синтаз (iNOS, NOS2) [24], а также прямое ангиогенное действие [33].

Олеаноловой кислоте и эпигенину синергитичен биотинил-трипептид – матрикин Gly-His-Lys который является фактором роста/ При его нанесении на кожу скальпа происходит cтимуляция фибробластов [21], клеточного метаболизма, синтеза ламинина-5, синтеза коллагена 4-го типа и роста волосяного фолликула [25]. Ускоряет рост волос в эксперименте эквивалентной миноксидилу, но на порядок меньшей концентрации (1 мкМоль биотинил-трипептида эквивалентен по эффекту 10 мкМоль миноксидила). [22].

Результаты клинической апробации ДЕКОПИЛЛа.

Нами апробирован лосьон для наружного применения Dekopill™ (ДЕКОПИЛЛ), поставляемый Charismo™, Даллас, Техас, США, который удовлетворяет всем основным современным требованиям лечения нерубцовых алопеций, в частности, АГА. Основными действующими веществами лосьона Декопилл являются олеаноловая кислота, эпигенин и биотинил-трипептид.

Обычно препарат применяется 1 раз в день в течение 3 месяцев местно: наносится 5-7 мерных пипеток лосьона на теменную и височную зоны волосистой части головы на ночь.

Клинический пример эффективной топической терапии АГА

Пациент К., 45 лет. Диагноз: АГА 4 стадии по Норвуду. Проводилась монотерапия препаратом Dekopill (ТМ) местно по 5-7 мл на ночь на теменную и височную зоны волосистой части головы в течение 3 месяцев. Затем был сделан месячный перерыв, и терапия в течение еще одного месяца была применена повторно. Из побочных эффектов пациентом отмечалось небольшое чувство жжения в местах нанесения лосьона. Клиническую эффективность после ежедневного местного нанесения смеси на кожу головы проверяли с использованием TrichoScan ™ для измерения волос человека. В течение 3 месяцев волосы плотность анагена увеличились в среднем на + 30%, плотность волос телогена уменьшилась на 29%, а соотношение анаген / телоген (A / T) увеличилось на + 46% по сравнению с исходным уровнем в группе лечения. Также достигнуто значительное улучшение в количестве волос на 1 см² – плюс 39% .

Заключение

Ни один из существующих методов лечения АГА не меняет генетически детерминированную дегдидротестостерон-зависимую программу «старения» волосяных фолликулов теменно-височной зоны ВЧГ, поэтому эффект от лечения носит временный характер. Лечение необходимо проводить в течение всей жизни пациента. Также необходимо исключать внутренние факторы (например, железодефицитную анемию, эндокринные заболевания и пр.), совместно с АГА ухудшающие состояние волос и приводящие к их хроническому диффузному поредению.

Клинически апробированный нами препарат ДЕКОПИЛЛ, созданный в соответствии с перспективными направлениями топической патогенетической терапии АГА, показал свою эффективность и безопасность.

Список литературы

  1. Горячкина В.Л., Иванова М.Ю., Цомартова Д.А. и др. Физиология волосяных фолликулов // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2015. Т. 18. № 3. С. 51–54.
  2. Грищенко Ю. В. Оптимизация диагностики и патогенетической терапии андрогенетической алопеции у женщин : дис. – Государственный институт усовершенствования врачей, 2011.
  3. Олисова О. Ю., Кочергин Н. Г., Вертиева Е. Ю. Андрогенетическая алопеция: патогенетические механизмы и подходы к лечению //Российский журнал кожных и венерических болезней. – 2013. – №. 3. С. 53–57.
  4. Ayeleso T., Matumba M., Mukwevho E. Oleanolic acid and its derivatives: biological activities and therapeutic potential in chronic diseases //Molecules. – 2017. – Т. 22. – №. 11. – С. 1915
  5. Ceruti J. M., Leirós G. J., Balañá M. E. Androgens and androgen receptor action in skin and hair follicles //Molecular and cellular endocrinology. – 2018. – Т. 465. – С. 122-133.
  6. Chen C. C.Ke, W. H., Ceng, L. H., Hsieh, C. W., Wung, B. S. Calcium-and phosphatidylinositol 3-kinase/Akt-dependent activation of endothelial nitric oxide synthase by apigenin //Life sciences. – 2010. – Т. 87. – №. 23-26. – С. 743-749.
  7. Chyi L. W., Ta E. S. S., Lee C. K., Rehman N., Chao L. W., Keat T. C. Quality of Life in Adults with Androgenic Alopecia //Indian Journal of Public Health Research & Development. – 2019. – Т. 10. – №. 4. – С. 1120-1125.
  8. Friedman E. S., Friedman P. M., Cohen D. E., Washenik K. Allergic contact dermatitis to topical minoxidil solution: etiology and treatment //Journal of the American Academy of Dermatology. – 2002. – Т. 46. – №. 2. – С. 309-312.
  9. Garza L. A. et al. Bald scalp in men with androgenetic alopecia retains hair follicle stem cells but lacks CD200-rich and CD34-positive hair follicle progenitor cells //The Journal of clinical investigation. – 2011. – Т. 121. – №. 2. – С. 613-622.
  10. Gatherwright J., Liu M. T., Gliniak C., Totonchi A., Guyuron B. The contribution of endogenous and exogenous factors to female alopecia: a study of identical twins //Plastic and reconstructive surgery. – 2012. – Т. 130. – №. 6. – С. 1219-1226.
  11. Gatherwright J., Liu M. T., Amirlak B., Gliniak C., Totonchi A., Guyuron B. The contribution of endogenous and exogenous factors to male alopecia: a study of identical twins //Plastic and reconstructive surgery. – 2013. – Т. 131. – №. 5. – С. 794e-801e.
  12. Georgala S., Befon A., Maniatopoulou E., Georgala C. Topical use of minoxidil in children and systemic side effects //Dermatology. – 2006. – Т. 214. – №. 1. – С. 101.
  13. Ginwala R., Bhavsar, R., Chigbu, D. I., Jain, P., Khan, Z. K. Potential role of flavonoids in treating chronic inflammatory diseases with a special focus on the anti-inflammatory activity of apigenin //Antioxidants. – 2019. – Т. 8. – №. 2. – С. 35.
  14. Girman C. J., Rhodes T., Lilly F. R. W., Guo S. S., Siervogel R. M., Patrick D. L., Chumlea W. C. Effects of self-perceived hair loss in a community sample of men //Dermatology. – 1998. – Т. 197. – №. 3. – С. 223-229.
  15. Hagenaars S. P. et al. Genetic prediction of male pattern baldness //PLoS genetics. – 2017. – Т. 13. – №. 2. – С. e1006594.
  16. Heilmann-Heimbach S. et al. Meta-analysis identifies novel risk loci and yields systematic insights into the biology of male-pattern baldness //Nature communications. – 2017. – Т. 8. – С. 14694.
  17. Hibberts N. A., Howell A. F., Randall V. A. Balding hair follicle dermal papilla cells contain higher levels of androgen receptors than those from non-balding scalp //Journal of Endocrinology. – 1998. – Т. 156. – С. 59-65.
  18. Jäger S., Trojan H., Kopp T., Laszczyk M., Scheffler A. Pentacyclic triterpene distribution in various plants–rich sources for a new group of multi-potent plant extracts //Molecules. – 2009. – Т. 14. – №. 6.
  19. Kanti V. et al. Evidence‐based (S3) guideline for the treatment of androgenetic alopecia in women and in men – short version //Journal of the European Academy of Dermatology and Venereology. – 2018. – Т. 32. – №. 1. – С. 11-22.
  20. Lucky A. W., Piacquadio, D. J., Ditre, C. M., Dunlap, F., Kantor, I., Pandya, A. G., Savin R. C., Tharp, M. D. A randomized, placebo-controlled trial of 5% and 2% topical minoxidil solutions in the treatment of female pattern hair loss //Journal of the American Academy of Dermatology. – 2004. – Т. 50. – №. 4. – С. 541-553.
  21. Maquart F. X., Pickart, L., Laurent, M., Gillery, P., Monboisse, J. C., Borel, J. P. Stimulation of collagen synthesis in fibroblast cultures by the tripeptide-copper complex glycyl-L-histidyl-L-lysine-Cu2+ //FEBS letters. – 1988. – Т. 238. – №. 2. – С. 343-346.
  22. Mas-Chamberlin C., Mondon P., Lamy F., Peschard O., Lintner K. Reduction of hair-loss: matrikines and plant molecules to the rescue //Proceedings of the 7th Scientific Conference of the Asian Society of Cosmetic Chemists (ASCS): Toward a New Horizon: Uniting Cosmetic Science with Oriental Wisdom. – 2005.
  23. Nyholt D. R., Gillespie N. A., Heath A. C., Martin, N. G. Genetic basis of male pattern baldness //Journal of Investigative Dermatology. – 2003. – Т. 121. – №. 6. – С. 1561-1564.
  24. Olszanecki R., Gebska A., Kozlovski V.I., Gryglewski R.J. Flavonoids and nitric oxide synthase //Journal of physiology and pharmacology: an official journal of the Polish Physiological Society. – 2002. – Т. 53. – №. 4 Pt 1. – С. 571.
  25. Pickart L. The human tri-peptide GHK and tissue remodeling //Journal of Biomaterials Science, Polymer Edition. – 2008. – Т. 19. – №. 8. – С. 969-988.
  26. Pindado-Ortega C. et al. Prescribing Habits for Androgenic Alopecia among Dermatologists in Spain in 2017: A Cross-Sectional Study //Actas Dermo-Sifiliográficas (English Edition). – 2018. – Т. 109. – №. 6. – С. 536-542.
  27. Salehi B., Venditti, A., Sharifi-Rad M., Kręgiel D., Sharifi-Rad J., Durazzo A., Lucarini M., Santini A., Souto E. B., Novellino E., Antolak H., Azzini E., Setzer W. N., Antolak H. The therapeutic potential of apigenin //International journal of molecular sciences. – 2019. – Т. 20. – №. 6. – С. 1305.
  28. Sawaya M. E., Price V. H. Different levels of 5α-reductase type I and II, aromatase, and androgen receptor in hair follicles of women and men with androgenetic alopecia //Journal of Investigative Dermatology. – 1997. – Т. 109. – №. 3. – С. 296-300.
  29. Shukla S., Gupta S. Apigenin: a promising molecule for cancer prevention //Pharmaceutical research. – 2010. – Т. 27. – №. 6. – С. 962-978.
  30. Su L. H., Chen L. S., Chen H. H. Factors associated with female pattern hair loss and its prevalence in Taiwanese women: a community-based survey //Journal of the American Academy of Dermatology. – 2013. – Т. 69. – №. 2. – С. e69-e77.
  31. Su L. H., Chen T. H. H. Association of androgenetic alopecia with metabolic syndrome in men: a community‐based survey //British Journal of Dermatology. – 2010. – Т. 163. – №. 2. – С. 371-377.
  32. Sukandar E. Y., Ridwan A., Sukmawan Y. P. Vasodilation Effect of Oleanolic Acid and Apigenin as a Metabolite compound of Anredera cordifolia (Ten) V Steenis on isolated rabbit aortic and frog heart //Int. J. Res Ayurveda Pharm. – 2016. – Т. 7. – №. 5. – С. 82-84.
  33. Tu F., Pang Q., Chen X., Huang T., Liu M., Zhai Q. Angiogenic effects of apigenin on endothelial cells after hypoxia-reoxygenation via the caveolin-1 pathway //International journal of molecular medicine. – 2017. – Т. 40. – №. 6. – С. 1639-1648.
21
Августа
2017
Публикация
Нити. Лифтинг. "Коллост"

ОБЛИК. ESTHETIC GUIDE, август 2019, Гордина Яна Александровна, врач-дерматовенеролог, косметолог,

Комплексная терапия инволютивных изменений нижней трети лица. Выбор методики с учётом зоны коррекции.

Введение

Старение лица происходит на разных тканевых уровнях и имеет свои особенности в разных зонах. Устоявшиеся патологические мимические паттерны, снижение пула и активности фибробластов, накопление «дефектного» коллагена в дерме, а также септирование и гиперплазия наружных жировых пакетов при атрофических изменениях глубоких приводят к множественным мелким морщинам, птозированию тканей, формированию носогубных и губоподбородочных складок, потере чёткости контуров лица. Врач эстетической медицины ежедневно даёт оценку возрастным изменениям, вырабатывает ту или иную тактику коррекции, зависящую от значительного числа факторов. Это и возраст, и морфотип лица пациента, и качество кожи, и степень атрофии и птоза тканей. Учитываются также индивидуальные особенности личности, психотип, возможность коррекции разных изменений в различных зонах лица одномоментно. Одной из наиболее распространённых причин обращения к врачу-косметологу является визуальные изменения нижней трети лица, но эта проблема не может носить изолированный характер, и решение её подразумевает комплексный подход с применением сочетанных техник.

Клинический случай

Пациентка, 52 года, «усталый» морфотип, гравитационный птоз II. Обратилась с жалобами на множественные мелкие морщины лица, снижение тургора кожи, потерю эластичности, дряблость тканей в периоральной зоне, «провисание» кожи щёк с потерей контура нижней челюсти. С учётом инволютивно-дегенеративных изменений, происходящих на уровне дермы и подкожно-жирового слоя, был предложен протокол комплексной коррекции изменений нижней трети лица с использованием коллагенового комплекса «Коллост» и процедуры тредлифтинга мягких тканей. Так как основным запросом пациентки было визуальное омоложение проблемной зоны, перед косметологом стояло несколько задач: в первую очередь необходимо было добиться укрепления тканей и уменьшения выраженности носогубной складки и «морщин марионетки» без утяжеления нижней трети.

БТА

На первом этапе коррекции необходимо было ослабить патологическую мимическую активность, приводящую к усугублению морщин, и провести деликатный лифтинг m. platysma. Выбранный метод — ботулинотерапия full face препаратом Dysport в суммарном объёме 140 Ед. В верхней части лица применялось введение препарата в лобную мышцу, медиальный и латеральный корругаторы, а также в круговую мышцу глаза периорбитальной области с целью коррекции «гусиных лапок». Верхняя треть традиционно считается безопасной зоной и основной «мишенью» для ботулотоксина. В то же время нижняя треть рассматривается как «рискованная». Малейшая погрешность в протоколе введения может привести к нецелевой релаксации мышц, отвечающих за осуществление физиологических функций, и нежелательным последствиям в виде возникновения асимметрии лица, искажения мимических паттернов, нарушения артикуляции, жевания и глотания. В то же время особенности иннервации нижней трети лица, в частности, повышенная чувствительность мускулатуры данной зоны к гормонам стресса, приводят к стабильному возраст-ассоциированному гипертонусу мышц-депрессоров, следствием которого является усиление действия гравитации, совпадающей по вектору с направлением сокращения этих мышц. Таким образом БТА-терапия нижней трети становится необходимым условием и первым этапом в комплексной коррекции гравитационного птоза. Грамотно и осторожно проведённое введение ботулотоксина значительно повышает эффективность лифтинговых процедур. Для уменьшения выраженности морщин-марионеток и профилактики опускания уголков рта, вызванных повышенным тонусом DAO, производится внутримышечное инъецирование препарата Dysport непосредственно в мышцу, опускающую угол рта. В то же время, для снятия гипертонуса носогубной складки производятся инъекции ботулинотоксина в мышцу, опускающую верхнюю губу и крыло носа. За счёт расслабления мышцы достигается выравнивание рельефа и псевдолифтинг-эффект. На первом этапе с помощью БТА-терапии удалось снять патологический гипертонус мышц-депрессоров, разгладить морщины и складки. На втором этапе целью воздействия была стимуляция клеточной активности и укрепление дермального слоя.

Коллагенотерапия

Возможно, самое распространённое сочетание методик коррекции возрастных изменений кожи лица в арсенале современного косметолога — это БТА, КИП и нитевой лифтинг. В рамках избранной методики для данного пациента место КИП в «золотом трио» занял коллагеновый комплекс «Коллост». Препараты на основе гиалуроновой кислоты, в том числе филлеры, притягивают жидкость, и, соответственно, их введение может приводить к избыточной отёчности, в то же время улучшение качественных характеристик кожи кратковременно и незначительно. Поэтому представляется вполне логичным использовать препарат, укрепляющий кожный лоскут, но не дающий пастозности. Таким препаратом является коллагеновый комплекс «Коллост» на основе коллагена животного происхождения, который даёт великолепные результаты и не затрагивает реологию тканей. Благодаря довольно плотной структуре геля интрадермальные инъекции препаратом «Коллост» позволили добиться значительного выравнивания рельефа кожи за счёт механического разглаживания морщин. Эффект можно наблюдать после первого введения препарата. Со временем эффект нарастает благодаря стимуляции синтеза эндогенного коллагена и активации регенеративных процессов в дерме в ответ на асептическое воспаление и выброс цитокинов и макрофагов в область инъецирования. Повышение активности фибробластов способствует репарации тканей, что имеет особое значение для укрепления атоничной кожи. Выбранный курс коллагенотерапии был проведён в три сессии с промежутком раз в две недели. Инъекции препаратом «Коллост» 7 % в объёме 1,5 мл в микропапульной технике [Фото 2]. В нижней трети лица препарат инъецировался тремя линиями с интервалом 5 мм параллельно костному краю нижней челюсти. Верхняя граница — линия, соединяющая угол рта и нижний край ушной раковины.

Тредлифтинг

На третьем этапе производится истинный лифтинг мягких тканей на уровне ПЖК. В средней трети лица и нижней трети ведущими возрастными изменениями являются птоз и перераспределение жировых пакетов с одновременной атрофией глубоких жировых слоёв в совокупности со слабым развитием связочного аппарата (жевательная и нижнечелюстная связки). Для коррекции этих зон могут быть использованы различные виды нитей в так называемых «лифтинговых» техниках. Мы предлагаем проводить коррекцию нитями PDO Cog 23G × 90 мм. Нити с насечками являются оптимальным инструментом для перемещения и фиксации мягких тканей. За счёт выраженного механического лифтинга тканей, который даёт такая коррекция, и одновременно безопасности канюльного введения процедура является высокоэффективной и атравматичной. Реперная точка — это всегда анатомически фиксированная зона лица. В данном случае нити проводились от скуловой связки до носогубного жирового пакета по четыре нити с каждой стороны. PDO Cog 19G в канюле 140 мм — большие по длине, учитывая размеры анатомической зоны. Нити были имплантированы в количестве 6 шт. (по 3 шт. с каждой стороны): проводились от фиксированной зоны — платизменно-аурикулярной связки до губоподбородочной складки, что дало возможность подтянуть складку и зафиксировать ткани нижней трети лица.

Результаты

Общая продолжительность курса процедур составила восемь недель. Всего проведено пять сессий. Результатом данного курса стало значительное улучшение влагоэластичных свойств кожи, а также заметный лифтинг тканей нижней трети лица (субъективная оценка пациента, объективная визуальная и тактильная оценка врача).

Заключение

Современные условия требуют выработки новых алгоритмов в работе врача-косметолога: высокоэффективных, безопасных, не растянутых во времени, оптимальных методов коррекции возрастных изменений. Вот почему сочетанные техники применения так актуальны.

15
Августа
2019
Публикация
ВОССТАНОВЛЕНИЕ СТРУКТУРЫ КОЖИ У БОЛЬНЫХ АТОПИЧЕСКИМ ДЕРМАТИТОМ В МЕЖРЕЦИДИВНЫЙ ПЕРИОД

RUSSIAN JOURNAL of SKIN and VENEREAL DISEASES. 2017; 20(5),Ромашкина А.С., Снарская Е.С., Ткаченко С.Б., Алленова А.С.

Описан процесс восстановления кожи после перенесенного атопического дерматита (АД), осложненного стрептодермией, с помощью метода редермализации. Приведен анализ отечественной и зарубежной литературы по вопросу обоснованности использования редермализации в программах восстановления пациентов после перенесенных дерматозов. Описаны основные механизмы появления патологических изменений кожи в период реконвалесценции АД, приведено патогенетическое обоснование возможности их коррекции с помощью редермализации. С помощью конфокальной сканирующей лазерной микроскопии проводили контроль изменений кожи на структурном уровне с целью оценки эффективности терапии АД в период реконвалесценции с помощью метода редермализации.

Острые и подострые воспалительные заболевания кожи, такие как атопический дерматит (АД), экзема, себорейный дерматит, розацеа, демодекоз, стафилодермия, стрептодермия и др., нуждаются в полноценной многокурсовой патогенетической терапии, и только в периоде реконвалесценции дерматоза пациенту можно назначить физиотерапевтические и косметические процедуры с целью полноценной физиологической эпителизации, увлажнения и предупреждения развития целого ряда косметических дефектов.

В современных условиях дерматокосметолог располагает широким арсеналом аппаратных и инъекционных методов восстановления тканей. Большой интерес представляет редермализация как метод коррекции в период реконвалесценции хронических воспалительных дерматозов.

Любой воспалительный дерматоз сопровождается процессом повреждения эпидермиса, при котором активируется каскад тканевых молекулярных реакций, направленных на регенерацию кожи [1]. Последовательно проходят реакции альтерации, экссудации и пролиферации. Экссудация и пролиферация являются высокоэнергетическими процессами, при этом обменные процессы в клетках усиливаются и направлены на формирование межклеточных сигнальных связей для транспорта биологически активных веществ, клеток иммунной системы и клеток-предшественников в очаг воспаления [1]. После перенесенных воспалительных дерматозов мы наблюдаем не только глубоко дегидратированную кожу, что связано с уменьшением количества гиалуроновой кислоты и снижением ее способности притягивать воду, но и изменения в микроциркуляторном русле, что проявляется в виде стойкого спазма или атонии сосудистой стенки микрокапилляров [1]. Часто после заживления в период реконвалесценции дерматозов остается устойчивая гиперпигментация или депигментация, чему способствует длительный процесс заживления в местах повреждений [1]. Целью проведения курса процедур косметологической коррекции является прежде всего улучшение и восстановление энергетического обмена клеток, нормализация микроциркуляции, улучшение гидратации, усиление процессов регенерации кожи.

При проведении редермализации используют препарат, содержащий янтарную и гиалуроновую кислоты. При трансдермальном введении янтарной кислоты, которая является субстратом в цикле трикарбоновых кислот, происходит ее адресная доставка и включение в метаболизм клетки. Янтарная кислота является сигнальной молекулой для рецепторов GPR91, обеспечивая противовоспалительное и противоотечное действие за счет влияния на микроциркуляцию в зоне повреждения [1–5]. Кроме того, янтарная кислота нормализует уровень медиаторов воспаления (гистамина и серотонина), снижает образование пирувата и лактата в условиях гипоксии и восстанавливает кислотно-щелочной баланс, а также оказывает антиоксидантное действие [1–6]. Гиалуроновая кислота устраняет обе- звоживание кожи, укрепляет основное вещество дермы, участвует в репарации тканей, влияет на пролиферацию и морфогенез кожи, участвует в поддержании оптимальных свойств матрикса, ограничивает воспаление и иммунные реакции, подавляет процессы перекисного окисления липидов, стимулирует фагоцитоз и синтез белковых молекул, оказывает антиоксидантное действие [7, 8].

Таким образом, проведение процедур редермализации с применением янтарной и гиалуроновой кислот позволяет восстановить энергетический обмен клетки, усилить синтез коллагена и эластина, увеличить регенераторный потенциал кожи, обеспечить дополнительную гидратацию кожи, улучшить микроциркуляцию, скорректировать метаболические изменения и достичь антиоксидантного эффекта.

Контроль изменений кожи на структурном уровне осуществлялся нами с помощью метода конфокальной лазерной сканирующей микроскопии (КЛСМ) – неинвазивного метода визуализации, позволяющего без проведения биопсии и повреждения кожного покрова пациента послойно изучить структуры кожи в режиме реального времени с разрешением, близким к гистологическому. Данный метод в течение последних лет успешно применяется для исследований как в дерматологии, так и косметологии [9–11]. В многочисленных исследованиях описаны основные структурные изменения кожи при АД, видимые при проведении КЛСМ, в различные периоды заболевания [11, 12]. КЛСМ успешно применяют как российские, так и зарубежные исследователи для изучения морфологических структур кожи до и после лечения с целью оценки эффективности терапии АД разными методами [12].

Приводим наше клиническое наблюдение процесса восстановления кожи области лица пациентки после перенесенного АД, осложненного стрептодермией, с применением курса редермализации.

  • Б о л ь н а я Д., 39 лет, обратилась с жалобами на очаги гиперпигментации на коже лица в области лба, щёк, подбородка, рубцы в области лба, подбородка, сухость кожи и снижение тургора кожи. Считает себя больной в течение 5 мес – с момента, когда отметила появление покраснения и сухости в области верхнего и нижнего века, сопровождавшееся зудом. Затем появились высыпания в области щек, лба, периоральной области. Получала лечение по поводу розацеа, микоза гладкой кожи – без эффекта, процесс прогрессировал. В дальнейшем был установлен диагноз АД, осложненного стрептодермией. Получала антибактериальную и десенсибилизирующую терапию по протоколу (в том числе антигистаминные препараты), гепатопротекторы; наружно мази с кортикостероидами и антибиотиками. На фоне лечения процесс медленно регрессировал. Косметологические процедуры пациентке ранее не проводили. Общее состояние удовлетворительное. Status localis. Кожный процесс ограниченный, несимметричный. Локализуется на коже лица. Представлен многочисленными гиперпигментированными пятнами, с чtткими неровными границами, в диаметре до 1 см. В области правой брови, подбородка отмечаются розовые атрофические рубцы до 0,7 × 0,8 см с гладкой поверхностью. Кожа лица сухая, II фототип. Деформационно-отечный тип по И.И. Кальгуненко. Тургор и эластичность кожи снижены. Субъективных жалоб нет (рис. 1, а, в). При КЛСМ выявлены небольшие неравномерные скопления меланоцитов, уменьшение общей толщины кожи, явления гиперкератоза, изменение структуры каркаса дермы на отдельных участках в виде уменьшения количества нормальных волокнистых структур (рис. 2, а; рис. 3, а), уменьшенную толщину слоев клеток, а также снижение микроциркуляции. Заключительный диагноз: послевоспалительная гиперпигментация (L81.0), атрофические рубцы (L90.5). Проведен курс редермализации из трех процедур с интервалом в 2 нед. Первая процедура проведена препаратом гиалуроновой кислоты Hyalual 1,1% 2 мл в папульной технике иглой 30G, вторая и третья процедуры проведены препаратом в большей концентрации гиалуроновой кислоты – Hyalual 1,8% 2 мл в папульной технике иглой 30G. Переносимость процедуры хорошая, побочных эффектов не отмечено. После проведенного курса редермализации отмечается уменьшение выраженности гиперпигментации, регенерация кожи в местах формирования атрофических рубцов, улучшение тургора и эластичности кожи (рис. 1, б, г). При КЛСМ наблюдается уменьшение участков гиперпигментации, регресс явлений гиперкератоза, более равномерное распределение волокнистых структур дермы, улучшение микроциркуляции. Также отмечается увеличение толщины кожи и нормализация общей структуры слоев эпидермиса, в совокупности свидетельствующие о нормализации гидратации, что крайне важно для больных АД (рис. 2, б; рис. 3, б). Таким образом, процедура редермализации препаратами янтарной и гиалуроновой кислот является эффективным методом коррекции косметических дефектов кожи у пациентов после перенесенных воспалительных дерматозов. Применение препарата для редермализации (Hyalual), содержащего гиалуроновую и янтарную кислоты, у больных АД возможно на стадии реконвалесценции с целью ускорения регенерации, восстановления нормальной гидратации, нормализации пигментообразования. Полученные положительные эффекты соответствуют современным представлениям о целесообразности назначения комплексной дерматокосметической программы лечебнореабилитационных процедур у пациентов с воспалительными дерматозами в косметически значимых зонах.

Акции